Мечтательница_
Рад, что нашёлся тот, кто бесит тебя больше меня (с)
Кроссовер, который я не собираюсь заканчивать


Изначально писалось для ФБ, но стало стыдно за ООС, так что я решила, что не хочу заканчивать. Прежде это видела только родная Ш.



Фандомы: Хор, Кошмар матери
Жанр: драма
Рейтинг: G
Пейринг: ну планировался небольшой Секурт, но от него здесь только две строчки намёков, так что почти не считается
АТТАНСЬОН! ООС, сочетание Стюарт-Смайт; фик оборван чуть ли не на середине предложения, продолжу, только если звёзды лягут особым образом, то есть практически никогда. Так что читать на свой страх и риск.




- Что, суслик, сказать нечего? – ядовито выдаёт Сантана, но Себастьян её не слышит. С его лица резко сошла вся краска, и как бы ей ни хотелось отнести это на свой счёт, она понимает, что дело не в ней.


Оборачиваясь, она видит круглолицую блондинку, которая таращится на Соловья во все глаза с улыбкой, полной восторга и неуверенности.



- Крис! – радостно восклицает она снова и торопливо шагает кнему.



Сантана удивлённо переглядывается с таким же ошарашенным Куртом, когда Себастьян отскакивает назад с явственно написанной на лице паникой.



- Не подходи ко мне! – то ли шипит, то ли шепчет Смайт хрипло.

- Крис, ты тогда так поспешно уехал, мы искали тебя, чтобы…



- Притормози, крошка, - нагло перебивает Сантана парня непонятной национальности со слишком длинными волосами, рвущегося к уже абсолютно серому Себастьяну. – Тебе недостаточно ясно дали понять, что лучше отвалить, а?



Она не знает, почему эти чудики зовут Смайта другим именем и так рвутся с ним поговорить, а тот выглядит, словно на него напала армия привидений, но доводить этого сурикатишку до белого каления может только она и её друзья, но никак не какие-то левые люди. Поэтому они с Куртом, не сговариваясь, делают шаг навстречу друг другу, поворачиваются, сталкиваясь плечами и заслоняя собой Соловья. Они готовы обороняться.



- Просто поговорить, Крис…

- Его зовут Себастьян, - ледяным и твёрдым голосом перебивает Курт. Он тоже понятия не имеет, какого хрена происходит со Смайтом, но как день ясно, что этих людей к нему подпускать нельзя. Блондин смазливой наружности непонимающе усмехается, видимо, принимая это за шутку.



- Слушайте, ребят, нам не нужны проблемы. Мы только хотим извиниться.



- Уходите, - произносит Соловей, и даже Сантана и Курт,стоящие к нему спиной, слышат в этом слове слишком заметную растерянность и умоляющие нотки. У Хаммела трясутся руки от злости. Смайт ему ни разу не друг, но доводить его до такого состояния кажется бесчеловечным.



- Ой, бросьте, - блондинка легкомысленно откидывает чёлку, - что вы с нами драться полезете? Мы же только поговорить хотим.



Широко улыбаясь, полностью уверенная в дружелюбности атмосферы, она подходит к Курту и Сантане, ожидая, что они расступятся.



- А он, очевидно, не желает с вами разговаривать, - всё также твёрдо говорит Хаммел, останавливая её на расстоянии вытянутой руки.



- И если вы действительно не хотите проблем, то послушайтеего и свалите, - ядовито и жестоко улыбаясь, заканчивает Сантана. – Я не знаю,из какого Сахарного королевства тебя сюда принесло, но ты в Лайме, штат Огайо. Мы полезем драться.



Блондинка выглядит растерянной, а белобрысый бугай за еёспиной фыркает:



- Нас больше, да и вы не похожи на бойцов.



- Заткнись, Джейк! – рявкает на него блондинка. – Мы не будем драться.



- Правильное решение, Барби, - презрительно соглашаетсяСантана, - я точно куда больше боец чем ты и это лохнесское чудовище, - она кивает на лохматого азиата (?), продолжая опасно улыбаться.



- К тому же, если назревает драка, я в деле, - добавляет Пакза спинами компании. Сантана победно улыбается, Курт расслабляется и кидает короткий взгляд на Смайта. Тот кажется близким к обмороку. Хаммел снова задаётсебе вопрос, что за история связывает его с этими людьми, раз он настолько напуган.



Пак огибает компанию, не сводя с неё агрессивного взгляда, и присоединяется к друзьям. Он не очень понимает, почему вдруг они защищают Себастьяна, а тот пустым взглядом смотрит в никуда, но ему и не надо понимать. Если его гей-бро и лесби-кореш будут драться, он будет драться вместе с ними.



- Себастьян? – раздаётся взволнованный голос Хантера состороны туалетов. Вопрос о том, что он делал там так долго, проносится в голове Сантаны, но она не высказывает его вслух, боясь прозвучать слабой. – Какого чёрта здесь происходит?



- Мы просто хотим извиниться, - снова начинает болтать лохматик, и Сантана думает, что у парня напрочь отсутствует чувство самосохранения.



Хантер не обращает внимание на это блеяние, широкими шагами пересекая кофейню. Он оказывается рядом с другом почти мгновенно и касается его плеча. Тот вздрагивает и смотрит на Кларингтона взглядом сумасшедшего, но его руку не скидывает. Только машинально перехватывает левое предплечье и бормочет:



- Хант…



Бормочет так, будто напоминает себе имя стоящего перед ним парня. Только сейчас Курт с жалостью видит, как Себастьяна, оказывается, трясёт.



- Значит так, вы, олухи! - рычит Хантер не своим голосом,оборачиваясь ко всей это блондинисто-азиатской компашке. – Я вам сейчас так извинюсь, на всю жизнь калеками останетесь!



Он кидается напролом между Куртом и Сантаной, но Хаммел успевает его притормозить. Лопез же, кажется, в предвкушении.



- Мы всё равно поговорим, - испуганно бормочет один из парней, пятясь к выходу вместе с остальными. – Мы ведь с детства дружим, ты не можешь вот так просто взять и…



Себастьян закрывает глаза и стискивает пальцы на предплечьедо онемения. Издаёт гортанный полувсхлип, и это сносит Хантеру крышу. Он резкоподаётся вперёд, но теперь его хватает Пак. Блокирует автоматически сделанный вего сторону выпад и замечает с чем-то похожим на теплоту:



- Судя по всему, ему ты сейчас нужен больше.



Это остужает пыл Кларингтона, но кулаки всё ещё сжаты до бледности он с удовольствием бы набил морду каждому из этой компании, не делая поблажек для пола и комплекции. Но Себастьян шатается и, кажется, сереет ещё сильнее, если такое вообще возможно, поэтому Хантер отказывается от драки и возвращается к другу. Усаживает его за столик, садится напротив и пытается поймать его взгляд.



- Хэй, Себ.



- Не спрашивайте. Просто не… - он не заканчивает, простокачая головой. Выглядит обессиленным и разбитым, всё ещё сжимает предплечье,уже, наверное, рефлекторно. Его бьёт крупная дрожь, взгляд блуждает по кофейне, где, к счастью, сегодня непривычно мало народу.



Курт хотел бы переглянуться с Сантаной, но не может отвести взгляд от того, кто ещё десять минут назад самодовольно парировал самые острые шпильки, вальяжно раскидывался на жестковатом стуле и источал уверенность в себе; кто сейчас кажется преступно хрупким и беззащитным в непристойно уютной кофейне.



Сантана растерянно озирается по сторонам, надеясь понять,что ещё не так в этом мире, где пухлощёкая блондинистая дура способна выбить всю жизнь из гиперактивного суслика. Она не знает, что сказать, и не может заставить себя уйти.



Пак не понимает, почему ему так жаль этого козла с явным отсутствием моральных границ, но он готов, если понадобится, составить компанию Соловьям в обеспечении «тёмной» этим беспардонным «друзьям детства». Всё-таки, даже Смайт не заслуживает такого. Хоть Пак и не может чётко определить, что он подразумевает под «таким».




- Мне нужно домой, - видимо, немного придя в себя, сообщаетСмайт и встаёт.



- Ты же не собираешься сесть за руль в таком состоянии, да?– тянет Курт, не в силах отвести взгляд от всё ещё трясущихся рук.



- Я поведу, - отвечает за друга Хантер, забрав ключи.



- Мы проводим, - почему-то хором заявляют Пак и Сантана.



- Вдруг они всё ещё там, - холодно поясняет Лопез приглушённо, но Смайт всё же слышит и бросает испуганный взгляд на стеклянную дверь. Курта передёргивает от этого.



Смайт, чёрт возьми, не должен выглядеть испуганным.




На парковке Сантана мимолётом замечает тех, кому по необъяснимой причине хочет выцарапать глаза, но хватает только жестокой ухмылки, чтобы они скрылись из зоны видимости. Хантер благодарит её полуулыбкой и едва заметным кивком.



Себастьян внимательно оглядывает собственную машину, преждечем сесть на пассажирское сиденье, а потом долго смотрит на Кларингтона, держащегося за руль, будто раздумывая над тем, доверяет он ему или нет. Наконец, он откидывается на сиденье и медленно вздыхает. Правой рукой всё ещё держась за левое предплечье.



Хантер заводит машину.



- Я позвоню вам потом? – спрашивает он в открытое окно. Курт протягивает ему листок со своим номером:



- Я подумал о том же.



- Не знаю, что происходит, но вы можете?..



- Мы могила, Кларингтон, - твёрдо заявляет Пак. – Надо быть полнейшим дерьмом, чтобы трепаться об этом.



Хантер кивает.



- Приведи этого сурикатишку в порядок, - с нервной улыбкой добавляет Сантана псевдо-равнодушным голосом, прежде чем окно закрывается.


Они трое взглядами провожают машину до поворота, а потом молча расходятся. Каждый из них, вообще-то пришёл в кофейню по своим делам. Правда, дело Курта было непосредственно связанно с Себастьяном, но сейчас уже точно не может быть и речи об их попытке провести первое «пред-свидание».



Курт даже не помнит, о чём они говорили, когда к их столику подошёл Хантер, затем Сантана, а позже – разыгралась вся эта сцена. Кроме того, он почему-то напрочь забыл даже причину, по которой, едва расставшись с Блейном, согласился на эту авантюру с пред-свиданиями и недо-отношениями.Честно говоря, ему сейчас всё это кажется таким неважным. Единственное, что его волнует в данный момент, так это какого хрена только что произошло?


*


- Присаживайтесь, ребята, - дружелюбно приглашает Энн Смайт, указывая на диван.



Курт, Пак, Сантана и Хантер послушно устраиваются на подушках. На чай, ожидающий их на журнальном столике, смотрят с удивлением и непониманием.



- Себастьян просил вам всё объяснить, если вы дадите слово сохранить это в секрете, - женщина дожидается уверенного кивка от гостей и продолжает, - он сам не в состоянии говорить об этом, поэтому я также прошу вас потом не задавать ему вопросов. Вообще лучше сделать вид, будто ничего не изменилось. Поверьте, когда я закончу, это будет сложно. Поэтому, если вы не уверены в своих актёрских способностях, лучше скажите это сейчас и постарайтесь забыть произошедшее без объяснений.



- Незаконченное дело всегда запоминается лучше, - задумчивопроизнёс Хантер, хмурясь. – Я лучше пройду потом курсы сценического искусства,чем буду всю жизнь думать, какую тайну от меня скрывает лучший друг.


@темы: Кошмар матери, Хор, недофанфики, несбывшееся-ненаписанное, обрывки